Материалы


Церковь и будущее

Церковь и будущее

Сергей Худиев

Патриарх Кирилл, совершающий визит в Новосибирскую митрополию, сказал о том, что религия, вопреки заблуждениям, является делом будущего и настоящего. Об этом было важно сказать.

Безымянный.png

                                                        Образ Церкви

На самом деле, тезис о том, что Церковь — это что-то уходящее, связанное с прошлым, до сих пор провозглашается некоторыми публицистами как что-то само собой разумеющееся. Между тем он попросту неверен.

Церковь существует уже две тысячи лет. Это самое старое из существующих сообществ и в истории России, и истории мира. Церковь видела восход и падение могучих империй, рождение новых народов и исчезновение старых, возведение величественных городов и обращение их в прах. Каждый день верующий Христианин обращается, как к своим собеседникам и наставникам, к Апостолам, жившим в первом веке нашей эры, и к святым, жившим в третьем, четвертом, пятом и всех прочих веках. Поэтому для него естественно видеть события в их исторической перспективе.

Церкви предсказывали, а то и приказывали полное исчезновение, практически сразу же после ее появления. Уже для античных критиков христианства было чем-то очевидным, что эта новая вера должна вскоре исчезнуть — столкнувшись с презрением высших классов, ненавистью толпы и преследованиями государства.

Неизбежное и скорое исчезновение Церкви предсказывали и позже — и в восемнадцатом, и в девятнадцатом, и, особенно, в ХХ веках. В 1902 году известный исследователь Уильям Джеймс писал «В воздухе, которым мы дышим, носится представление, что религия есть анахронизм, пережиток, атавистический образ мышления, который уже превзойден наиболее просвещенными людьми». Действительно, таковым нередко бывало общее настроение образованных кругов. ХХ век видел временное торжество воинствующе антихристианских идеологий, которые не скрывали своего намерения стереть Церковь с лица земли. Многие из нас еще застали огромные плакаты, возвещавшие: «Победа Коммунизма неизбежна».

Обращаясь к страницам истории, мы видим, как вновь и вновь возникали идеологические течения, претендовавшие на то, что они открыли последнюю правду о мире и человеке, что обо всем — включая Церковь — надлежит судить с их идеологических позиций, что будущее неизбежно за ними. Когда эти течения обнаруживали, что Церковь не спешит встать под их знамена и провозглашать их послание, они объявляли, что она есть пережиток прошлого, которому нет места в том дивном будущем, которое они построят.

Такие настроения не исчезли, время от времени они провозглашаются и сейчас, для них у социологов есть специальное название: «секуляристкий тезис». Это представление о том, что современность несовместима с религиозностью, и чем более современным, образованным, технологически развитым будет общество, тем меньше места в нем будут оставаться религии. Некоторые люди верили и в обратную связь — чтобы общество успешно развивалось, религия должна быть искоренена (как полагали коммунисты) или, по крайней мере, вытеснена в сферу частных увлечений (как полагали и полагают приверженцы более мягких форм секуляризма).

Современные социологи пришли к выводу, что «секуляристкий тезис» не оправдался. Религия и не думает исчезать из современных, высоко технологических обществ. Показательно, что среди приложений для операционной системы Android программы для чтения Библии оказываются среди наиболее популярных, а такие высокоразвитые страны как США или Южная Корея продолжают сохранять весьма заметное присутствие религии.

Возрождение интереса к религии переживает практически весь мир. Исключением, в определенной мере, является Западная Европа, где религия, действительно, выдавливается из общественной сферы, хотя и сохраняет намного более заметное присутствие в государстве и обществе, чем это имеет место в России.

Особенностью нашей страны (как и некоторых других стран, самой большой из которых является Китай) является пережитая в относительно недавнем прошлом грандиозная попытка построения светлого будущего, в котором религии не будет места, будущего, устроенного на началах того, что воспринималось как Наука, Разум и Прогресс.

Царства свободы и разума не получилось, и десятки миллионов людей, в нашей стране и в других странах, заплатили своими жизнями за попытку построения атеистической утопии. Более сдержанные формы секуляризма, предполагающие постепенное и менее насильственное выдавливание религии из общественной сферы, приобрели значительное влияние в Западной Европе, и мы можем оценить некоторые результаты.

Их трудно признать воодушевляющими — население европейских стран все более замещается выходцами из других, несекуляризированных культур, целые районы европейских городов превращаются в территории, в культурном отношении более не принадлежащие к Европе, контроль правительства над которыми носит все более номинальный характер, а сами эти районы являются все более опасными для коренных жителей. Термин «no-go area» — территория, над которой власти утратили контроль и где они не состоянии добиться исполнения своих законов, обычно описывал положение дел во время войн, смут и беспорядков, но с некоторых пор его стали использовать для описания сложившейся устойчивой ситуации, например, в некоторых районах Великобритании.

В Российских городах пока рано говорить о формировании no-go areas, но это достаточно близкое и неизбежное будущее, учитывая катастрофическую демографическую ситуацию, в которой на низкую рождаемость накладывается очень высокая смертность, связанная, прежде всего, с алкоголизмом. Вопрос о том, есть ли будущее у России, остается неясным и тревожным. Люди, лишенные духовного измерения в своей жизни, и общества, лишенные общей памяти, общих ценностей и общих святынь, оказываются нежизнеспособны.

И секуляризм не в состоянии дать ни того, ни другого. Миссия же Церкви не менялась за эти две тысячи лет, и состоит она — как состояла всегда — в спасении людей. Было время, когда у Церкви не было храмов, люди собирались в частных домах или катакомбах, но у Церкви было самое главное — люди, веровавшие во Христа и искавшие водительства Святого Духа. Как сказал Патриарх в том же выступлении: «Самое главное, мои дорогие, это ведь не стены — это живые люди».

Церковь — это люди, обращенные к Богу, готовые жить по Его заповедям. И выживание нашей страны и нашего народа зависит от таких людей.

http://www.pravoslavie.ru/put/63643.htm




Назад в раздел
© 2010-2020 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс