Материалы


Проповеди на Крещение Господне

Крещение Господне

Шмеман.pngПротопресвитер Александр Шмеман

...Что для нас теперь вода? Одно из необходимых удобств жизни, доступное, механизированное, дешевое. Открыли кран, и вот она бежит... Но для того, чтобы понять, почему тысячелетиями именно вода была одним из главных религиозных символов, нужно восстановить в себе утраченное нами почти без остатка чувство космоса. Ибо вода для древнего человека была не чем иным, как символом самой жизни, и мира — как жизни... И действительно: вода есть условие жизни. Можно долго не есть, но без воды человек умирает, и, следовательно, он есть существо жаждущее. Без воды невозможна чистота — и, следовательно, она есть символ чистоты и очищения. Жизнь, чистота, но также красота, сила и мощь водной стихии, отражающей в себе, как бы впитывающей в себя бездонную синеву неба. Вот то ощущение или переживание воды, что поставило ее в центр религиозных представлений человека.

Войдите в храм в канун Крещения, когда совершается «великое водоосвящение», вслушайтесь в слова молитв и песнопений, всмотритесь в обряды, и вы почувствуете, что здесь не один древний чин, а нечто, говорящее и теперь, как тысячу лет назад, о нашей жизни, о нашей жажде, о нашей вечной и неизбывной тоске по очищению, возрождению, обновлению... Вода — как в первый день творения, про который сказано в Библии: «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водой». И вот раздаются слова хвалы и благодарения: «Велий еси, Господи, чудны дела Твоя и ни едино же слово будет довольно к пению чудес Твоих...». Снова начало. Снова стоит человек перед тайной бытия, снова радостно ощущает мир и его красоту и слаженность — как Божий подарок и снова благодарит. И в этом благодарении, хвалении и радости — становится по-настоящему человеком.

Радость праздника Крещения — в космическом переживании мира, в вере, что все и всегда можно вымыть, очистить, обновить, возродить, что как бы ни была загрязнена и замутнена наша жизнь, в какое бы болото мы ни превращали ее, возможен этот очищающий поток воды живой, ибо не умерла и не может умереть в человеке жажда неба, добра, совершенства, красоты, жажда, которая одна по-настоящему и делает его человеком. «Велий еси, Господи, и чудны дела Твоя и ни едино же слово довольно будет к пению чудес Твоих...»

Кто сказал, что христианство уныло, загробно, печально, что оно уводит человека от жизни и принижает его? Посмотрите, каким светом и радостью сияют лица людей, когда гремит ликующий псалом «Глас Господень на водах», когда священник кропит освященной водой храм и летят, как бы по всему миру, эти сверкающие брызги, и мир снова становится возможностью, обещанием, материей таинственного чуда претворения и преображения.

Сам Бог в образе человека вошел в эту воду, соединил себя не только с человеком, но и со всей материей, всю ее сделал светлой и светоносной, всю — направленной к жизни и к радости. Всего этого нельзя ни пережить, ни почувствовать без покаяния, без того, что по-гречески называется «метаниа», без глубокой перемены сознания, без обращения ума и сердца, без способности вдруг все увидеть в новом свете. Именно такое покаяние проповедовал Иоанн, и оно сделало возможным увидеть и с любовью принять в образе Иисуса, идущего к Иордану, — самого Бога, от века возлюбившего человека и весь мир сделавшего для него образом своей любви, вечности, радости.

«Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов. И выходили к нему вся страна Иудейская и Иерусалимская, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои. Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих и ел акриды и дикий мед. И проповедовал, говоря: идет за мною сильнейший меня, у которого я не достоин наклонившись развязать ремень обуви Его. Я крестил вас водою, а Он будет крестить вас Духом Святым. И было в те дни, пришел Иисус из Назарета Галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. И когда выходил из воды, тотчас увидел Иоанн разверзающиеся небеса, и Духа как голубя, сходящего на него. И глас был с небес: «Ты Сын мой возлюбленный, в котором мое благоволение», — пишет евангелист Марк.

Таким образом, Иоанн не только призывал к раскаянию, но еще и утверждал, что его проповедь есть как бы приготовление к пришествию кого-то другого, сильнейшего, Того, кто будет крестить не просто водою, а таинственно, Духом Святым. И вот этот сильнейшей, как назвал его Иоанн, приходит и сам крестится от Иоанна, и в это некое таинственное явление как бы удостоверяет правду пророчества Иоанна: да, это тот самый, чье пришествие я вам возвещал...

Как видим, в этом коротком евангельском рассказе соединено и сплетено много тем, много нитей. Прежде всего, Иоанн и его проповедь покаяния и крещения. Иоанн принадлежит к числу тех духовных людей, чье назначение — явить данному обществу в определенный момент неправду, ложь и зло, которыми общество это пропитано и отравлено. Вызвать, говоря современным языком, духовный и нравственный кризис, заставить людей увидеть зло и ужаснуться ему, и захотеть освобождения от него. Именно освобождение, коренное изменение жизни означает крещение, погружение в воду, которая есть одновременно и символ, и источник жизни, а также сила очищающая и возрождающая.

Таким образом, из Евангелия следует, что в момент пришествия Христа, к началу его проповеди общество, в котором начнется Его служение, переживало вот такой духовный и нравственный кризис, кризис покаяния и жажды обновления. Второе, на что нужно указать в евангельском рассказе, — это заключенное в нравственном кризисе ожидание какого-то решительного события, пришествия кого-то, кто как бы восполнит, завершит дело Иоанна, его крещение претворит в таинственное крещение Духом Святым. От других евангелистов мы знаем, что ожидание это было ожиданием Христа, то есть обещанного Богом Спасителя, о котором возвещали ветхозаветные пророки. Об этом прямо говорит другой евангелист, Лука: «Народ был в ожидании, и все помышляли в сердцах своих об Иоанне — не Христос ли он...». Таким образом, пришествие Иисуса Христа к Иоанну на Иордан есть явление Обещанного и Возвещенного, или, иными словами, завершение и исполнение всех пророчеств о Спасителе. Об этом же свидетельствует третий евангелист, Матфей: «Иоанн, — пишет он, — удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду...».

Третье: крещение самого Иисуса, погружение Его в иорданскую воду рукою Иоанна. Ведь если Он — Спаситель, то зачем Ему крещение? Этот символ раскаяния и жажды очищения? И, однако, на сомнения Иоанна Иисус отвечает твердым требованием крещения, и Иоанн крестит Его. И вот Церковь веками как бы всматривается в снисшествие Того, в Кого она верит как Спасителя и Бога, в смысл этого снисшествия для мира, для человека, для каждого из нас.
И, наконец, четвертое и последнее: то, что последовало немедленно вслед за погружением в воду, в прикровенных, образных словах описанное таинственное явление голубя, спускающегося на выходящего из воды Иисуса, голос с неба, эти слова Евангелия: «И се, отверзлись ему небеса!». Как видим, не одна, а по меньшей мере четыре темы, четыре «измерения» этого евангельского события соединены в радостном празднике Крещения Господня.

Почему же захотел, почему потребовал от Иоанна крещения Иисус Сын Божий, пришедший в мир исцелить грех своей безгрешностью, приобщить человека к божественной жизни? Этот вопрос был, как мы знаем из Евангелия, и в сердце самого Иоанна: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?»

Вот ответ Церкви: принимая крещение Иоанново, Христос отождествляет себя со всеми людьми, всеми — без единого исключения — грешниками, нуждающимися в прощении, спасении, возрождении. Отождествляет себя со всеми и с каждым из нас. Своим крещением Он свидетельствует, что пришел не для того, чтобы судить и осуждать, не для того, чтобы извне, с высоты своего совершенства и Божества дать нам закон и правила. а для того, чтобы соединиться с нами, чтобы, став одним из нас, сделать нас участниками своей совершенной и безгрешной жизни. «Вот Агнец Божий, берущий на себя грехи мира», — говорит про Него Иоанн Креститель. В наш мир Христос вошел как младенец, и в своем рождении Он принимает на Себя, своею делает нашу человеческую природу. Сын Божий становится Сыном Человеческим. Но не для праведников, а для грешных и погибающих пришел Он на землю, их возлюбил Он своею жертвенной любовью, им отдает себя и всю свою жизнь. И вот в Крещении Иоаннове Он, безгрешный, — с нами, грешными. Он, Спаситель, — с погибающими, ибо никакой грех не может преодолеть любви Бога к человеку. Он соединяется с грешным человечеством, как позднее, в конце, Он, бессмертный, вольно соединится с человеком и в смерти.

Все это свидетельствует о том, что Христос хочет спасти нас любовью и только любовью, а любовь — это всегда и прежде всего соединение с тем, кого любишь. Как сказано у пророка Исайи: «Он взял на себя наши немощи, понес наши болезни, и раною Его мы исцелели...».

Но есть и второй смысл, еще более глубокий, еще более радостный в крещении нашего Господа и Спасителя в струях иорданских. Вот после крещенской службы выходим мы, верующие, на водоосвящение. Раздаются торжественные, ликующие слова псалма: «Глас Господень на водах...», и раскрывается нам смысл и значение воды как образа жизни, как образа мира и всего творения. И вот в эту воду спускается, в нее погружается, с нею соединяется пришедший в мир — для его спасения и возрождения — Бог. Мир оторвался от Бога, забыл Его, перестал видеть Его и погрузился в грех, темноту и смерть. Но Бог не забыл мира и вот возвращает его нам, сияющий звездной славой и первозданною красой. «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». В этом мире все, включая саму материю, самое вещество его, становится снова путем к Богу, общением с Ним, возрастанием в этой живой и вечной жизни. Пришествие Бога к своему творению празднуем мы в радостный и светлый день Богоявления. «И се, отверзлись Ему небеса...»

Мы не знаем, что точно ощутил Иоанн, когда трепетной рукой прикоснулся к Спасителю, как увидел это отверстое небо, какой голос услышал. Но был несомненно этот момент ослепительного света, когда все вспыхнуло и загорелось радостью первозданной красоты, когда мир открылся как мир Божий, очищенный, омытый, возрожденный, наполненный хвалы и благодарения. «Христос приходит обновить всю тварь». Обновление празднуем мы, когда видим священника, кропящего храм новой, святой и божественной водой, кропящего затем нас, наши дома, всю природу и весь мир. Когда видим людей, устремляющихся к этой живой воде, льющейся к жизни вечной.
Итак, всякий жаждущий да приходит к Нему и получает дар воды живой, дар новой, чистой и возрожденной жизни.

http://sobor.sumy.ua/publikacii/protopresviter-aleksandr-shmeman.-kreshhenie-gospodne.html


Проповедь в праздник Крещения Господня (Мф.3:13-17)

Георгий митрофанов.pngПротоиерей Георгий Митрофанов

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Праздник Богоявления, или Крещения Господня, за предшествующие два десятилетия наряду с праздниками Пасхи и Рождества Христова стал, как кажется, одним из самых популярных праздников, в том числе и среди людей, по существу, далёких от подлинной церковной жизни. Но, как нередко это бывает, так называемые далёкие от церковной жизни люди, пытающиеся в своей довольно серой и обыденной жизни заполучить себе ещё один праздник, в чём-то очень выразительно выявляют определённого рода стороны, не лучшие стороны, духовной жизни тех из нас, кто почитает себя подлинно церковным человеком и, как кажется ему, воспринимает каждый церковный праздник, в особенности Крещение, как нечто действительно для него значимое.

Мы можем или раздражаться, или возмущаться, или тяготиться тем, как органично этот праздник вошёл в череду развлечений современных людей. Но все эти бесконечные иордани, появляющиеся там даже, где и льда на поверхности водоёмов нет, эти купания то ли оправославленных моржей, то ли просто людей, жаждущих какого-то психофизиологического драйва и вообще не способных задуматься над тем, в чем они участвуют, затмевают представление о празднике для многих. Но в то же время надо задуматься и нам, христианам, о самих себе. Отдаём ли мы себе отчёт в том, что праздник Крещения, которым завершается святочный период, на самом деле обращает нас к очень серьёзным и отнюдь не таким уж лучезарным мыслям о самих себе? Кажется, что может значить для нас этот праздник, если мы все прошли через Крещение? Крещение состоялось в нашей жизни, и праздник Крещения Господня лишний раз должен утвердить нас в том, что, пройдя через то крещение, через которое прошёл Спаситель, мы если уж и не уподобились Ему в полной мере, то во всяком случае приобрели санкцию ощущать себя христовыми.

Поэтому давайте, как и в праздник Рождества Христова, попытаемся вернуться, может быть, к той исторической реальности, которая сопровождала событие Крещения Господня тогда в Палестине. И прежде всего мне хочется обратиться к тем, кто бывал в Святой земле и видел Иордан: согласитесь, какое это глубокое разочарование для нас, выросших на невских берегах, — увидеть вот такого рода мутный ручей. И в этом есть какая-то очень глубокая правда, как неправда есть в том, когда люди уже давно крещёные норовят почему-то погрузиться в этот ручей ещё раз. Действительно, жизнь на Востоке в те времена, а отчасти и сейчас, несла в себе массу таких повседневных бытовых проблем. И одной из этих бытовых проблем была постоянная жара и грязь, смрад и насекомые, которые постоянно сопровождали людей, и при постоянном недостатке воды. Вот почему омовение в этих довольно тяжёлых условиях было столь значимо и желанно: любая, даже мутная, грязная вода помогала человеку смыть с себя ту грязь, которая каждый день оседала на нём. И не было иного пути очиститься, кроме как погрузиться в какой-то, может быть, даже самый что ни на есть неказистый ручей, чтобы омыть себя, чтобы привести себя в какое-то должное внешнее состояние.

Со временем вот эти, действительно очень значимые, очень нелегко достававшиеся водные процедуры, как сказали бы мы сейчас, стали приобретать характер ритуальных омовений, сопровождаться молитвой. И надо действительно перевоплотиться, наверно, в человека той эпохи, чтобы понять, какое элементарное физиологическое удовлетворение испытывал человек, когда в конце тяжёлого азиатского южного пыльного дня он погружался хоть в какую-то воду. И, конечно, естественно, что со временем эти омовения стали символизировать собой очищение человека от внутренней скверны, от внутреннего греха. Вот почему не склонный особенно снисходить к слабостям людским, сам проведший свою жизнь в условиях жесточайшей аскезы Иоанн Креститель придавал такое большое значение ритуальному омовению своих учеников, тех, на самом деле немногих в Израиле, кто готов был последовать за ним, а значит, начать с того, чтобы покаяться в своих грехах.

Это действительно свидетельство нашей готовности омыть себя ещё и духовно. И человек на Востоке очень хорошо ощущал, как действительно целительно может быть не только омовение физической водой, но и, на фоне этого омовения, стремление омыться в сердце своём. Здесь всё было ясно и понятно всем, наверно, кроме самого Иоанна Крестителя, который не мог вот с такой простотой довериться этому обряду, потому что осознавал, что он пролагает путь Тому, Кто будет крестить и креститься как-то иначе, Кто принесёт в этот мир не такое ритуально условное, обусловленное лишь нравственными усилиями самого человека — что, конечно, очень немало, но и не много, — а обусловленное милостью Божией очищение от грехов.

И вот в толпе физически и духовно грязных людей, пришедших к Иоанну Крестителю, оказывается Спаситель. Да, надо полагать, что тело Его было тоже столь же пыльно и грязно, как тела очень многих, кто прошёл какое-то время по палестинской земле, с утра оставив свой дом. Но это был воплотившийся Бог, и душа Его была чиста. Но самое главное, наверно, другое. Вот я хотел бы, чтобы вы обратили на это внимание: впервые Иоанн Креститель увидел в толпе тех, кто шёл за ним, как его ученики, Того, Кто действительно очистился от греха. Это было, конечно, для него великое счастье, но и великое испытание. Вот почему он, вроде бы с точки зрения здравого смысла вполне логично, предлагает Спасителю не входить в воды Иордана: «То есть Ты, конечно, можешь в них войти, чтобы смыть с себя физическую грязь, но они не нужны Тебе как воды покаяния: Тебе не в чем каяться. Это мы должны каяться перед Тобой». И, тем не менее, как мы знаем из Евангелия, Спаситель входит в иорданские воды. Да, можно толковать это достаточно поверхностно: добрый Господь Бог так деликатно вел Себя по отношению к человеку, что сделал вид, что Он тоже грешник. Сначала притворился грешником, а потом притворился кающимися грешником. Но это скорее по части нас, немощных людей, именующих себя христианами: притворяться кающимся грешниками. Господу это было не нужно. Господу нужно было то, ради чего Он пришёл в этот мир: вочеловечиться в полной мере, а значит, объединиться с человеком во всём. От физического непотребства его рождения до физического непотребства его жизни и смерти. До духовного непотребства пребывания даже в аду с грешниками. Через всё это Христос готов был пройти, чтобы никто не мог упрекнуть Его в том, что «этот Бог притворился человеком». Нет, Он, будучи безгрешным, прошёл с человеком все возможные, даже самые страшные страдания в жизни человека, и в этой земной жизни, и в жизни посмертной. И здесь Он не оставляет человека, не оставляет человека вот в этом самом ритуальном омовении. По существу, вступая на путь Своей проповеди, будучи уже зрелым, взрослым мужчиной, Спаситель, погружаясь в иорданские воды, демонстрирует Собой то, что Его проповедь — это будет проповедь не просто Богочеловека. Это будет глубоко человечный разговор Бога с человеком, в котором Бог не только воспримет на себя полноту человеческой жизни, но и в котором для человека откроется полнота Божественного откровения, что, собственно, и происходит в этот момент.

Собственно, явление во Христе Троицы впервые происходит именно тогда, в мутных иорданских водах, в толчее, в суете. Кстати сказать, я думаю, что люди, приходившие к Иоанну Крестителю, подчас внешне напоминали наших зимних купальщиков. Там были не только те, кто хотел изменить свою духовную жизнь, а кто хотел, окунувшись в воды, стать здоровее, почувствовать себя уверенней. Как делают многие из тех, кто сегодня будет кощунственно развлекаться в этот праздник таким вот образом. Там были разные люди. Но там был Христос, Который готов был этим самым разным людям в тот момент впервые явить максимальную полноту Откровения Бога, и это случилось.

Ну а теперь задумаемся над тем, почему же всё-таки именно этот праздник завершает для нас святочный период. Мы пребываем в состоянии того самого Крещения, которое было недоступно Иоанну Крестителю и которое стало возможным после прихода в мир Спасителя, Крещения, действительно очищающего нас от всех грехов многих лет нашей жизни. Более того, совсем ещё недавно мы приобщились к радости праздника Рождества Христова. У нас за плечами немало и Страстных пятниц, и пасхальных радостей. Какое к нам отношение имеет праздник Крещения, который, напомню вам, изначально ведь не отделялся от праздника Рождества, это был один праздник, и человеку гораздо важнее было видеть именно крещенскую, богоявленскую составляющую этого праздника. В конце концов, Рождество Христово хотя и имело к нам отношение, это был праздник Святого семейства. А вот Крещение — это, конечно, прежде всего наш праздник, это праздник нашего рождения в благодати Духа Святого. Но этот праздник прошёл в нашей жизни не один раз. Тем кажется более странным желание людей купаться именно в этот праздник. Мы были крещены когда-то, и это случилось, зачем опять погружаться в воду? Ну, вы сами знаете, как толкуют это сейчас: изгнание злых сил, энергетическая очистка помещений, и так далее, и так далее. Поразительно то, как кощунствуют не только безбожники, но и так называемые верующие. А ведь на самом деле то, что праздник Богоявления происходит в жизни каждого из нас каждый год, — это напоминание нам, а особенно после периода безмятежной святочной радости, о том, что мы вновь вступаем в жизнь, в которой ощутить присутствие Христово может быть даже очень нелегко, в которой начинать каждый день своего бытия мы должны с глубокого осознания того, как необходимо нам очиститься от всё новых и новых грехов, которые настигают нас уже после Крещения. Для этого не надо каждый год креститься заново. Для этого нужно лишь осознать то, что осознавали тогда очень немногие, но всё-таки, я думаю, и немалое число тех, кто шёл за Иоанном Крестителем: что путь ко Христу — это путь большого духовного труда. Эйфория святок проходит очень быстро. И начинается вот эта самая религиозная церковная обыденность, в которой очень легко растерять не только праздничное настроение Рождества и святок, но элементарное видение того, что есть духовная жизнь по существу. И вот эта поразительная, прикрытая разного рода церковно-общественными мероприятиями с разного рода новыми и новыми формами их осуществления, бездуховность является великим испытанием и великим соблазном именно церковных людей. Естественно, мы хотим праздника. Но праздник Богоявления указует нам на то, что любой подлинно церковный праздник — это труд, это подвиг, это подчас мучительное, нелёгкое движение по сухой пустыне обыденной жизни к труднодоступному живительному источнику той воды, которую сегодня мы будем освящать, об освящении которой мы будем молиться, но которая будет совершенно бесполезна для нас, если мы сами не осознаем, что водная стихия — это всего лишь стимул для нас приобщиться к иной стихии — стихии благодати Духа Святого, стихии, обрести которую можно только путём очень долгих и очень трудных, порой мучительных для нас духовных трудов.

Аминь.

https://azbyka.ru/propovedi/propovedi-protoiereya-georgiya-mitrofanova-2010-2017.shtml#n98

«Сегодня праздник новой жизни». Проповедь на праздник Крещения Господня

 иер олег шабалин.png Иерей Олег Шабалин

Братья и сестры, мы пришли сегодня в храм, чтобы встретить праздник, событие в жизни нашего Спасителя – Его крещение, когда Господь пришел на реку Иордан, дабы принять его от Иоанна Крестителя.

Что делал этот пророк? Он призывал людей оставить жизнь не по закону Божьему, оставить жизнь греховную и войти в новое течение жизни. Он призывал в действительности исправить свое сердце, исправить свой жизненный путь. Ибо приблизилось Царствие Божие, говорил он. И как Выразитель этого Царствия явился Христос. Он так же, как обычный человек, пришел на реку Иордан, чтобы всем показать единственный путь, ведущий ко спасению, - оставление всякого греха, всякой ветхости и вхождение в новые воды жизни.

Сегодня мы освятили воду для того, чтобы сердце наше, напитавшись этими водами, действительно изменилось, стало иным. Мы все с вами родились заново в Таинстве Крещения, но во многом благодатные дары, которые Господь дает нам в этом таинстве, мы омрачили своей неправедной жизнью, своими грехами и страстями. Но обновление может произойти в любой момент нашей жизни, когда вдруг наше сердце возгорается новым творческим порывом. Это тоже действие Христа Спасителя, действие Духа Святого. Всегда везде и всюду Дух Святой присутствует и дышит, и Он особенно желает войти в наше сердце. И когда мы хоть немного готовы к этому, Христос обязательно присутствует в нас. Вот потому вдруг иногда мы в себе обнаруживаем покаяние, мы плачем сердечно, а бывает и внешне. Важно, братья и сестры, чтобы этот плач сохранялся в нашей жизни, потому что плач о грехах обновляет нас. И только в этом обновлении мы можем войти в Царствие Божие.

Сегодня, братья и сестры, праздник новой жизни, праздник Царствия Божия, потому что именно там, на реке Иордан, люди увидели Истинного Бога – Отца и Сына и Святаго Духа. Явился нам Господь и отрыл о Себе очень и очень многое, и это откровение мы также должны сохранить в своем сердце и приумножить его своим делом. Христос, выйдя из вод реки Иордан, начал проповедовать Евангелие, Благую весть. И наша с вами задача в том же самом. Сегодня, сейчас мы должны идти и проповедовать, чтобы наше новое сердце имело многие плоды. Мы никогда не должны останавливаться на достигнутом, чтобы наше сердце не окаменело. Даже если вдруг мы чувствуем в себе некие благодатные дары, не должно успокаиваться нам. Только тогда, когда мы будем дарить себя, отдавать свое сердце, оно будет обновляться.

Сегодня, братья и сестры, мы особенно молимся, чтобы Господь Сам Своим благодатным воздействием помог нам в этой жизни. Несмотря на то, что нам трудно, несмотря на то, что мы встречаем в этой жизни много скорбей и препятствий, Христос силен все это разрушить только по одной нашей вере. Истинное обновление нашего сердца происходит, когда оно укрепляется верой во Отца и Сына и Святаго Духа.

https://tagilsergiya.ru/lifeofarrival/segodnya-prazdnik-novoy-zhizni-propoved-na-prazdnik-kreshcheniya-gospodnya



Назад в раздел
© 2010-2020 Храм Успения Пресвятой Богородицы      Малоохтинский пр.52, телефон: +7 (812) 528-11-50
Сайт работает на 1С-Битрикс